воскресенье, 28 июля 2013 г.

Экологические проблемы Азовского моря-Биофайл

Биофайл - научно-информационный журнал -

Экологические проблемы Азовского моря.

Это мелководное море со средней глубиной 8 м и наибольшей 14 м. Площадь моря 38 тыс. км². Его объем, равный 300 км3, соответствует речному стоку в море всего лишь за 8 лет. Этот показатель столь быстрого водообмена указывает на значительную роль водосбора в геоэкологическом состоянии моря. При малой антропогенной нагрузке это было море с наивысшей биологической продуктивностью вследствие значительного выноса биогенов с водосбора и поэтому интенсивного синтеза в море первичного органического вещества. Однако к 1990-м годам в бассейне Азовского моря производилось 17% промышленной и 22% сельскохозяйственной продукции бывшего СССР с соответствующим влиянием на водоем. Были сооружены водохранилища на основных реках, Дону и Кубани. Антропогенная нагрузка на море оказалась весьма высокой, что привело к его значительной трансформации.

В недавнем прошлом Азовское море по уловам рыбы на единицу площади занимало первое место в мире среди морских водоемов. Его высокая рыбопродуктивность определялась масштабами воспроизводства рыбных запасов, обилием нерестилищ (на 10 км2 акватории было 1,3 км нерестилищ), низкой соленостью (10,5%), большим притоком чистой пресной воды (41-59 км² в год), высокой трофностыо мелководий.

По мере развития экономической деятельности в бассейне моря увеличились безвозвратные заборы воды, преимущественно на орошение. В Азовское море стало поступать большее количество черноморской воды. Это привело к увеличению солености, что для Азова вызывает особенно быстрые и глубокие деформации биотических и абиотических компонентов экосистемы моря.

В море с речным стоком начали поступать в больших количествах соли тяжелых металлов, остатки пестицидов, органические вещества, нефтепродукты и др. С другой стороны, приток биогенов сократился вследствие перехвата этих элементов, особенно фосфора, водохранилищами. Экологическая система моря оказалась в условиях сильнейшего антропогенного стресса. Биологическая продуктивность сократилась почти в 2 раза. Улов рыбы в 1976-1984 гг. был в 2—3 раза меньше, чем в 1936 г. Добыча проходных рыб сократилась за то же время в 5-15 раз, в том числе осетровых в 4-9 раз.

Регулирование стока рек Дона и Кубани привело к изменению средней солености воды от 10.4 ‰ (1923-1951) до 11.5-13.8 ‰ (1976-1996). Существенное уменьшение пресного стока в море началось с 1948 г., когда была введена в строй первая очередь Невинно-мысского гидроузла на Кубани.

Построенный в 1952 г. Цимлянский гидроузел на Дону зарегулировал весенний сток Дона, отрезав нерестилища белуги (100%), осетра, рыбца (75%), севрюги (50%).

Аналогичные нарушения на Кубани произошли из-за строительства Федоровского (1967 г.) и Краснодарского (1974 г.) гидроузлов. В настоящее время на Кубани заканчивается строительство Тиховского гидроузла и проектируется строительство Темиж-бекского гидроузла.

В период с 1952 по 1972 антропогенный рост средней солености был около 0.8 ‰, после 1972 этот параметр достиг 2.2 ‰.При таких гидрохимических условиях среда естественного обитания молоди осетровых и других рыб уменьшилась до небольших областей Таганрогского залива (около 12 % от общей плошади моря).

Повторяющиеся летние заморы придонных вод (средняя глубина моря 5 метров) - наиболее опасное гидрохимическое явление для Азовского моря. В период 1963-1977 зона летней гипоксии занимала около 40% общей площади моря. После 1989-1990 наличие сероводорода было зарегистрировано как в центральной части моря, так и в Бердянском и Темрюкском заливах.

В настоящее время более 1200 промышленных предприятий сбрасывают 18.4 миллионов кубометров сточных вод в Азовское море и более 5.5 из них без какой-либо очистки. С 1980 регистрируется рост пестицидного загрязнения моря. Средняя концентрация пестицидов в воде увеличилась в 5 раз. Начиная с 1960 интенсивная культивация риса привела к высокой концентрации пестицидов в воде, животных, водных животных, а также и в промысловой рыбе.

Главная причина массовых заморов рыбы - пестицидное загрязнение. В период 1980-1985 было зарегистрировано более 70 случаев. В 1986 - 15 случаев, включая "Апрельский замор" - массовый замор рыб( более 250 000 молодняка - от 1 до 2 кг) и других особей (тысячи особей). С 1989 была зарегистрирована гибель тысяч осетровых и сотен дельфинов.



Источники загрязнения Азовского моря

Основными источниками загрязнения Азовского моря являются промышленные предприятия и порты города Мариуполя. Металлургическими комбинатами «Азовсталь», имени Ильича, концерном «Азовмаш» ежегодно сбрасывается свыше 800 млн. м3 (до 99% общего объема сбросов в море) загрязненных сточных вод. Главным загрязнителем является «Азовсталь», который ежегодно сбрасывает в море более 850 миллионов куб. м отходов, что составляет 99% от общего сброса загрязняющих веществ. В частности, на 1 декабря 2008 г. комбинат сбросил в море 86118,3 тис. м3 сточной воды. В стоках наблюдается превышение предельно допустимой концентрации (ПДК) по азоту амонийному в 2,74 раза, по железу общему в 4 раза, меди – в 2,26 раза, цинку – в 1,76, нефтепродуктам – в 2,26 раза. Крупным загрязнителем является Мариупольский морской торговый порт. На 1 дек. 2008 г. в море сброшено 233 тыс. т сливных стоков. Очистительные сооружения порта работают недостаточно эффективно: в акватории порта показатель загрязнения воды, в частности, по железу, превышали (на конец 2008 г.) ПДК в 10 раз.

Беспокоит экологов постоянный рост объёмов перегружаемых в украинских морских портах серы. Так, в порту Мариуполь перегрузка серы с 1998 – 2000 гг. увеличилась более чем в 2,5 раза и достигла порядка 2 млн. т. Коммунальные отходы: в прибрежных районах системы забора, очистки и подачи воды находятся в очень изношенном состоянии, поскольку строились 50–100 лет назад, во многих населенных пунктах канализационные системы с очисткой стоков вообще отсутствуют, и в реки или непосредственное море сбрасывается неочищенная вода. По приводимым в прессе оценкам, ежегодно в Азовское море сбрасывается 5 млрд. кубических метров сточных вод;

- загрязнение вод нефтью и нефтепродуктами вследствие морских грузоперевозок и деятельности портов (Крупнейшей за последние годы стала катастрофа 11 ноября 2007 г., когда в Керченском проливе в результате шторма были выброшены на берег или затонули 10 судов, преимущественно российских. В море попало от 2 до 4 тыс. т мазута и около 7 тыс. т серы, что привело к беспрецедентному загрязнению острова Тузла, дна и прибрежных территорий Керченского пролива, гибели большого количества рыбы, дельфинов и птиц, в том числе и занесенных в Красную книгу.



По словам украинских экологов, море сможет очиститься лишь через 5–10 лет, по самым пессимистичным прогнозам – через 15. Концентрация нефтепродуктов в Азовском море кое-где превышает ПДК в 10 раз. в Азовском море существует критическая ситуация. Концентрации нефтепродуктов превышают ПДК в 150 раз, концентрации пестицидов при норме 0 достигают 40 мг / л. Разливы нефти ухудшают кислородный обмен между водой и воздухом, пестициды отравляют водные организмы. Подтверждают это массовые заморы рыбы от кислородного голода и пестицидной отравления. Отсутствие достаточного количества надлежащих портовых сооружений для складирования и обработки экологически опасных грузов, а также низкий уровень обеспеченности морских транспортных средств системами очистки бытовых стоков и утилизации твердых отходов приводят к значительному загрязнению морских акваторий и акваторий портов.

В пределах водоохранной зоны Азовского и Черного морей накоплено значительное количество твердых бытовых и промышленных отходов. Технологическое несовершенство обустройства свалок вызывает загрязнение поверхностных и подземных вод, создает угрозу ухудшения санитарно-эпидемиологического состояния и здоровья населения, деградации рекреационных ресурсов;

- запрещенное, но повсеместно используемое донное траление, уничтожающее донные биоценозы. Хотя официально оно было запрещено еще в середине 1970-х годов, рыбаки продолжают использовать тралы, о чем свидетельствуют многочисленные следы донных тралений. Донное траление опасно, прежде всего, тем, что при таком способе отлова рыбы уничтожаются также и все придонные места обитания рыб и других гидробионтов, уничтожаются моллюски-фильтраторы — основа кормовой базы множества рыб, в том числе и осетровых. Кроме того, поднявшаяся муть разносится на десятки километров и резко уменьшает прозрачность воды. В настоящее время в Азовском море работает несколько десятков промысловых судов, применяющих все типы тралов. Они имеют разрешения на работу кольцевыми неводами и ограниченное количество вылова. На самом же деле работают тралами и скрывают общий улов, где килограммы на бумаге превращаются в тонны на деле. В результате подобных действий не только уничтожаются запасы рыбы, но и ликвидируются традиционные места кормления и нереста. Кроме того, перспективы сохранения подводных лугов осложняются еще и тем, что после произошедшей недавно в Керченском проливе катастрофы донная трава приняла на себя большое количество вытекшего мазута, а в последствии была выброшена на берег.;

- чрезмерный, в т.ч. браконьерский вылов рыбы. Хищническая ловля рыбы Минрыбхозом, которая началась с 50-х годов 20 столетия методом мощной океанической ловли с помощью больших сетей, вместо традиционных небольших, специальных снастей. Объемы вылова рыбы в Азовском море за последние 10 лет сократились в 5 раз. Вылов рыбы в последние годы составлял в среднем лишь 20 % уровня 60-х - начала 70-х годов, что привело к ежегодным потерям товарной продукции. Цимлянское водохранилище забрало у Азова 80% пресной воды, что привело к уменьшению площадей нерестилищ осетровых, сельди, рыбца и повышению солености моря.;

Проблема катастрофического бактериального загрязнения очень важна при рекреационной деятельности на российском и украинском побережье. Обычно в течение последних лет северное побережье Азовского моря закрыто для купания. На этом побережье расположено, например, более 200 детских лагерей и десятки курортных комплексов, рассчитанных более чем на 300 000 человек.

Таким образом, проблемы жизненного пространства беспозвоночных и рыб влечет значительный упадок как для рыболовства, так и для сельского хозяйства Азовского моря. Потребление рыбы и беспозвоночных (мидий и крабов)с высокими концентрациями органических химикалий, также как и использование этих организмов в пище сельскохозяйственных животных может вызывать большое число человеческих заболеваний, включая рак.

пятница, 26 июля 2013 г.

Жажда денег убивает море..

 Жажда денег убивает море..


С ужасом жители полумиллионного приморского города Мариуполя читают сводки об увеличении объемов производства местными металлургическими гигантами.

Официальная статистика говорит об улучшении экологической ситуации в приморском городе, однако горожане уверены в обратном — дышать стало явно тяжелей.

Непродуманное расположение заводов и застройка города в Советские времена привела к тому, что на центральные части города попадает в основном смог, который выбрасывает комбинат “Азовсталь”. Почти через день, в зависимости от смены розы ветров над центром стоит плотная голубоватая дымка с характерным запахом. Даже прибрежные пляжи и те, несмотря на постоянный морской бриз, нередко окутаны смогом.

Мариупольские гиганты продолжают наращивать объемы производства, на городском уровне делается вид, что ничего не происходит. Мол, что ж поделаешь, город промышленный и живет за счет меткомбинатов. Но, во-первых, Мариуполь, в отличие от многих других промышленных городов, например, того же Донецка, сформировался как город задолго до появления в нем металлургических заводов и им своим рождением не обязан. Во-вторых, наличие металлургии в городе совсем не означает, что город должен задыхаться в копоти и угарных газов.

Пару лет назад автору этих строк довелось брать интервью у директора меткомбината “Истил-Украина”, пакистанца Фарука Сиддики. На вопрос можно ли сделать металлургическое производство экологически чистым директор ответил, что при современном уровне развитии технологий можно сделать металлургию полностью экологически безопасной, однако все упирается в вопрос финансов. То есть, для хозяев заводов снижение выбросов производства выльется в огромные расходы, а расставаться с деньгами по собственной воле им, конечно, не хочется.

Центр города и море травит в основном “Азовсталь”, окрестности и реки, впадающие в море — комбинат им. Ильича. Интересно, что за забор морской воды на технологические нужды, по крайне мере в государственную казну, “Азовсталь” не платит ни копейки. Как считают мариупольские экологи, уже через несколько лет Украина может забыть об Азовском море, как о здравнице.

Прозрачную воду и лечебные грязи найти на Азовском море уже сейчас крайне сложно. Курорты увязают в иле. Его массовое появление в последние годы вызвано уничтожением токсичными отходами производства микроорганизмов и рыб, очищавших морскую воду. Так, в некогда курортном поселке Ялта слой ила на отдельных участках морского дна достигает полутора метров. В связи с этим пансионаты вымирают, местные жители теряют отдыхающих и покидают родные места.

Комбинат “Азовсталь” осуществляет забор морской воды на двух водозаборах и имеет пять сбросов в акваторию Азовского моря. Через четыре из них сбрасываются теплообменные воды. Через сброс № 9 непосредственно в море вытекают производственные сточные воды, которые проходят очистку от зависших веществ и нефтепродуктов в шлаконакопителе, расположенном в акватории Азовского моря. В него комбинат сбрасывает шлаки газоочисток аглодоменного производства, сбросы прокатных цехов, шлаки химводоочисток. По данным анализов инспекции Азовского моря состояние этого сброса крайне неудовлетворительно. Предельно допустимые концентрации вредных веществ в нем превышают нормативы в несколько раз. Инспекцией ежеквартально по результатам анализов выставляются претензии ОАО “МК “Азовсталь”, но толку от этого пока не много.
Море нуждается в немедленном спасении. Из Азова уже исчезли осетровые, камбала, селява, тарань. Под угрозой — бычок, пеленгас… а на берегу под угрозой вымирания местные жители.
По информации главного врача мариупольской больницы №2 Владимира Махсма, город остается в числе лидеров по числу заболеваний на душу населения. На 10 тысяч человек приходится 7890 больных, 42% из них — с болезнями органов дыхания. Из-за разрушенной иммунной системы растет количество заболеваний туберкулезом легких. В городе также самый высокий в Донецкой области показатель по числу имеющих злокачественные опухоли.

Есть ли прок от металлургических заводов? Для хозяев “Метинвеста” определенно есть, ведь, как известно, мариупольский металлургический гигант дает в кормушку компании львиную долю поступлений. Есть толк от “Азовстали” для дончан, ведь отчасти на эти деньги осуществляется строительство в Донецке давней мечты Рината Леонидовича, самого “навороченного” в СНГ футбольного стадиона. Нужны деньги и на детище Ахметова футбольную команду “Шахтер”. В прошлом году бюджет футбольной команды “Шахтер” составил около 80 млн. долларов. В этом, как обещают в ФК, бюджет планируется увеличить вдвое… В игры играем, а пол миллиона человек пусть себе погибают от зловоний металлургического гиганта. Строительство стадиона близится к завершению, но у мариупольцев почти нет надежды на то, что после этого доходы комбината “Азовсталь” наконец пойдут на решение экологических проблем.

Не так давно пресс-служба “Азовстали” провела массированную компанию в мариупольских СМИ, рассказывая об установке ультра современных ION-BLAST-фильтров немецкого производства. Они, как отмечалось в сообщении, должны задерживать самые мелкие частицы пыли. Таких фильтров, якобы, нет не только на комбинате им. Ильича, но и ни на одном меткомбинате СНГ. Все это выдается за огромную заботу руководства “Метинвеста” о жителях Мариуполя, для которых компания, якобы не жалеет миллионы долларов. Однако объясняется все гораздо проще.
Чудо-фильтры устанавливаются только на новые конверторные печи “Азовстали”, которые дают незначительную долю от всей металлургической продукции комбината. Делается это с целью пробиться на рынки Западной Европы, для чего необходимо получить все соответствующие Европейским нормам сертификаты. Конверторное производство стали и так дает меньше вредных выбросов в атмосферу, чем такой анахронизм как мартеновские печи или более современные, но все равно изрядно коптящие домны. Если “Метинвест” так заботится о здоровье мариупольцев, то фильтры предприятие должно было ставить именно на эти печи. Но для того, чтобы установить современные фильтры на тот же мартен, во-первых, надо приобрести сам фильтр, а во-вторых, приостановить работу печи на время монтажа фильтров. А это ж, какие потери! “Азовсталь” делает по-другому, она не закупает и не устанавливает фильтры, она наращивает производство как в доменном, так и в мартеновском производстве. Руководство “Азовстали” и лично Дмитрий Лившиц получают очередную похвалу от донецких хозяев, а на полумиллионный город сыпется очередная порция вредных веществ.

Следует отметить, что с каждым годом отчисления “Азовстали” в бюджет Мариуполя от подоходного налога не увеличиваются, а наоборот снижаются. В частности в нынешнем году поступления от подоходного налога в бюджет Мариуполя, по информации отдела экономики города, снизились на 0,5%, в то время как на комбинате им. Ильича они выросли на 17%. Происходит это из-за массовых сокращений работников “Азовстали” и проведения политики, так называемой, оптимизации производства. Уже сейчас в “Азовстали” работают чуть более 20 тыс. человек. Для сравнения на комбинате им. Ильича, без агроцехов и других непрофильных производств работают сейчас более 50 тыс. человек. Если сокращения на “Азовстали” продолжатся, то поступления в городской бюджет Мариуполя однозначно не вырастут и в этом году. При этом следует помнить, что с каждым годом комбинат все более избавляется от социальной сферы, передавая ее на баланс города или полностью, если это возможно, ликвидируя. Так, в прошлом году была распущена азовстальская волейбольная команда профессионалов. Возможно, чтобы как-то реабилитировать себя в глазах местной общественности и собственно работников предприятия, “Азовсталь” бросил часть сэкономленных средств на детский и юношеский волейбол. Однако долго ли продлится сия благая политика, исходя из последних шагов руководства предприятия, сказать тяжело. Закрыт Дом культуры “Азовсталь”, творческие коллективы планируется переселить в муниципальные помещения, часть из них, безусловно, канет в Лету.

Что касается второго мариупольского отравителя окружающей среды комбината им. Ильича, то и здесь картина далеко не радужна. Несмотря на некоторое улучшение ситуации в последние годы в связи с установкой французских очистителей “Спейк”, в целом ситуация на этом меткомбинате выглядит не намного лучше. Меньшее число нарицаний на комбинат в Мариуполе вызвано скорей тем, что его выбросы, благодаря удаленности от центра, травят окраины и пригород, население которых традиционно инертней и привыкло воспринимать жизнь стоически во всех ее негативных проявлениях. Приверженность руководства комбината принципам улучшения экологической среды Мариуполя можно поставить под большое сомнение. Вместо того чтобы пускать средства на установку очистных сооружений, выводить из производства экологически небезопасные, устаревшие мартеновские печи, комбинат наращивает производство.

Кстати, любопытны последние заявления руководства предприятия о том, что комбинат им. Ильича терпит огромные убытки и находится в очень плохом экономическом положении. Директор комбината Владимир Бойко рассказывает на встречах с журналистами и коллективами предприятия о том, что именно в связи с этими проблемами, предприятие вынуждено уволить часть сотрудников, ограничить рост заработной платы. И вот в начале 2008 года появляется информация: в 2007 году ММК им. Ильича закончил с чистой прибылью 1,417 млрд. гривен, увеличив чистый доход по сравнению с 2006 на 24,32%, или на 3 500,867 млн. гривен до 17 893,822 млн. гривен. Более того, комбинат собирается инвестировать в развитие и наращивание производства в 2008 году 1,64 млрд. грн. Как говорится в сообщениях информагентств, инвестиции планируется направить на увеличение мощностей сталеплавильного и прокатного производства. Также в 2008 году планируется строительство установки пылеугольного выдувания на доменных печах №1-5, которая, как известно, менее экологически безопасна, чем газовая. Одним словом, вместо увеличения отчислений на вопросы экологии, комбинат планирует вложить заработанные средства в рост производственных мощностей и увеличение доходности.

После реорганизации Приазовской экологической инспекции в декабре 2006 года мариупольские металлургические гиганты остались практически без надзора. Сегодня штат Отдела оперативного межрайонного экологического контроля по Приазовскому региону, так теперь называется инспекция, насчитывает всего семь человек. До реорганизации ее состав был втрое больше.

В Донецкой области лабораторные исследования состояния атмосферного воздуха сейчас проводятся в Донецке, Краматорске, Горловке. Мариуполь с рекордным уровнем выбросов на душу населения не имеет собственной лаборатории. Парадокс. Можно лишь гадать, чем, или скорей о чем думало руководство Министерства экологии Украины во главе с известным на донетчине регионалом Василием Джарты, когда в декабре 2006 года волевым решением фактически уничтожило единственную в городе структуру, способную определить реальную картину загрязнения воздуха в Мариуполе. Удивительно, как не добрались “заботливые” руки оптимизаторов до Инспекции Азовского моря. Ведь специалисты инспекции имеют серьезную лабораторную базу и специалистов для отслеживания химических процессов в морской среде, в том числе их загрязнения. В инспекции Азовского моря способны произвести самые сложные исследования морской воды, таких лабораторий как в Мариуполе на всю Украину всего три. Но, увы, эта лаборатория не способна отследить загрязнение атмосферного воздуха. В ней нет, и никогда не было оборудования и специалистов, подготовленных для проведения таких исследований. Само название — Инспекция Азовского моря — говорит само за себя. Тем удивительней недавнее решение министерства экологии передать на контроль ГЭИАМ анализ ситуации с загрязнением атмосферного воздуха комбинатом “Азовсталь”. В министерстве объясняют это решение тем, что комбинат расположен в двухкилометровой прибрежной зоне. Но с учетом отсутствия базы для такого рода анализа, логика мышления работников министерства обычному объяснению не поддается. Возможно, на то были другие веские причины, о которых остается только гадать...

Продувку доменных печей, характеризующуюся облаком серо-бурого цвета над заводом можно, впрочем, обнаружить и без всякого оборудования, визуально. Но, как отмечает руководитель Приазовской экологической инспекции Ирина Измайлова, чтобы предъявить претензии к предприятию, одного визуального наблюдения недостаточно, нужны документы, точные данные и доказательства. Увы, сейчас в Мариуполе такого рода анализ могут сделать только дончане со своей выездной, верней бывшей мариупольской лабораторией. Но не очень верится, что специалисты из Донецка успеют проехать сотню километров до того как рассеется дым. А если и успеют, то на меткомбинаты их все равно не пустят, внеплановые проверки частных компаний, в том числе и мариупольских меткомбинатов, нашим, иногда ни к месту либеральным законодательством запрещены.

С нового года законодатель изменил и порядок проведения проверок. Новый закон стал строже к проверяющим и, следуя ему, провести какие-либо оперативные мероприятия по выявлению загрязнений стало еще трудней. При этом эколог отмечает, что отдельные статьи нового закона в силу несовершенства законодательства прямо противоречат некоторым другим законодательным актам, например, закону “Об обращении граждан” и закону “О прокураторе”, по которым контролирующие органы при определенных условиях имеют право проводить внеплановые проверки предприятий. Но все равно, для осуществления внеплановой проверки необходимо постановление прокурора, а его получить не так просто и быстро. Да и что толку от этого постановления, когда специалистам инспекции просто нечем проводить анализы.

Чтобы было понятно, что такое плановая проверка достаточно сказать, что перед ее проведением предприятию заранее, как минимум в десятидневный срок должна быть выслана заявка, в которой, кроме всего прочего, указывается, какой производственный участок будет проверен. Естественно, что предприятие в этот день может приостановить работу на этом участке, включить все имеющиеся фильтры. Одним словом такого рода проверка имеет сугубо декларативный характер, и делается, как говорится, для галочки. В плане сохранения воздушной среды толку от нее мало и это признают сами экологи.

Как видим определенные структуры в свое время сделали все для того, чтобы процесс контроля за выбросами загрязняющих атмосферу веществ свелся в Мариуполе к минимуму. Эту ситуацию мог бы исправить возврат лаборатории Приазовской экологической инспекции из Донецка в Мариуполь. В городе еще остались специалисты, не потерявшие навыки и, что немаловажно, способные передать свой практический опыт молодым поколениям экологов. Если этого не сделать в ближайшее время, уйдут старые специалисты, а тогда уже любое самое современное лабораторное оборудование будет лишь бесполезной грудой пробирок и колб.

По словам руководства Приазовской экологической инспекции, сейчас она существует во многом благодаря помощи горсовета. Однако, местные власти не имеют права расходовать бюджетные деньги на оснащение государственной контролирующей структуры, а на уровне области этот вопрос хотя и поднимался, но так и не получил положительного ответа. Отказ объясняется, как обычно, недостатком средств, что странно на фоне огромных экологических платежей, которые перечисляет Мариуполь в государственную казну. Впрочем, скорей этот вопрос лежит совсем в другой плоскости, в плоскости экономических интересов крупных хозяйственных структур, которые крайне редко руководствуются такими понятиями как забота о людях и прочей христианской демагогией. Экономическая целесообразность, оптимизация, вот что ставят эти структуры во главу угла в руководстве своими действиями.

Экологи отмечают, что выходом из сложившейся критической ситуации могло бы стать существенное увеличение штрафных санкций и экологических отчислений предприятиями-загрязнителями природной среды. Это стимулировало бы их тратить больше средств на внедрение природоохранных технологий.

Необходимо также ужесточить контроль за выбросами, на законодательном уровне дать экологическим инспекциям право проверять предприятия в любое время дня и ночи без предварительного уведомления. Действенным средством стало бы также установление квот и запрещение роста объемов производства предприятий до тех пор, пока они не решат свои экологические проблемы. Но для воплощения всех этих полезных вещей нужна политическая воля первых лиц государства, а ее у наших государственных управителей, кажется, нет. Впрочем, накануне выборов, экологическая тема смогла бы стать хорошей козырной картой для привлечения сотен тысяч мариупольского электората на свою сторону. По соц. опросам экологические проблемы волнуют мариупольцев даже больше, чем экономические. Может хотя бы это заставит власть имущих обратить внимание на экологические проблемы.

Вадим НОВОСЕЛОВ

Кто отравляет наше море?



Недавний замор азовского бычка, когда полоса прибоя на протяжении десятков километров была сплошь усеяна снулой рыбой, грозит выйти боком отдыхающим, прибывшим к теплому морю. Местные жители, сообразив, какой доход можно получить с неожиданного экологического бедствия, шустро собрали протухающие на солнце рыбьи тушки и пустили в переработку, пишут "Вечерние вести".

Сегодня прибрежные рынки завалены аппетитной на вид вяленой и копченой закуской, однако употреблять в пищу эти, с позволения сказать, «дары моря» смертельно опасно. Санитарные врачи сбились с ног, проводя рейды по торговым рядам и изымая подозрительную продукцию, однако с отъездом ревизоров в белых халатах все возвращается на круги своя.

-Рыбное безмолвие, или Кто делает помойную яму из водоемов

Опасность острого желудочного отравления ныне несут не только знаменитые, безвременно почившие местные бычки. На днях Донецкая областная санитарно-эпидемиологическая станция проконтролировала качество арбузов и дынь на местных рынках, забраковав едва ли не треть данного сезонного товара. Как утверждает заместитель главного государственного санитарного врача области Лариса Гусева, в проверенных бахчевых многократно превышена концентрация нитратов, кроме того, сплошь и рядом они продаются с земли, с вопиющим нарушением норм гигиены. В ходе проверки специалистами облСЭС наложено 14 штрафов, выписано 17 постановлений о запрете на реализацию и 42 предписания директорам рынков и торговых предприятий с требованием прекратить нарушения. Подействует ли?

Пока толпы отдыхающих беспечно плещутся в теплых азовских волнах, специалисты-экологи пробуют предугадать дальнейшую судьбу одного из самых маленьких морей планеты. Результаты не радуют. Сегодня каждая вторая проба воды, взятая здесь на исследование, не соответствует санитарным нормам. А по уверениям авторитетного санитарного медика Л. Гусевой, «в черте города Мариуполя все сто процентов проб фиксируют отклонения по химическим показателям».

Главные губители уникального Азовья известны — это окрестные промышленные предприятия, прежде всего металлургические. По подсчетам региональных «зеленых», только в минувшем 2007 г. производственники забрали из стекающих в море рек более 2 млрд кубометров пресной и относительно чистой воды, сбросив взамен 1,5 млрд «кубиков» индустриальных жидких отходов.

Сомнительное лидерство принадлежит комбинату «Азовсталь», контроль над которым приписывают Ринату Ахметову. Самый богатый украинский капиталист предпочитает отдыхать на элитных зарубежных курортах, и потому, наверное, принадлежащий ему металлургический гигант без зазрения совести травит море, не щадит и обитателей окрестных населенных пунктов. Во время последних проверок экологической инспекции на данном предприятии обнаружены грубые нарушения, в частности металлурги втихаря нарастили производство чугуна и стали, не увеличив параллельно мощность очистных установок, как того требуют правила.

Государственная экологическая инспекция Азовского моря временно опломбировала на «Азовстали» агрегаты, особо загрязняющие окружающую среду, инициировала наложение на виновников штрафов. Привычно, впрочем, мизерных.

Сами проверяющие не питают особых надежд относительно действенности подобных мер. Скажем, прокуратура Донецкой области не первый месяц судится с госуправлением охраны окружающей природной среды, требуя отозвать разрешение на сброс металлургических шламов прямиком в волны морские, выданное некогда «Азовстали». Тяжба несколько раз прошла суды разных инстанций в регионе, однако донецкая Фемида упорно держит сторону загрязнителей природы.

Между тем на побережье хорошо помнят печальную судьбу легендарного крокодила Годзиллы, прошлым летом удравшего из передвижного цирка и весь пляжный сезон благополучно прожившего на морских отмелях. Однако когда под осень тепловодный хищник откочевал ближе к сточному коллектору «Азовстали», то отравился там насмерть.

Шумная публика, заполняющая ныне пляжи Азовского моря, о подобных деталях может и не догадываться. До той самой поры, пока не грянет большая беда. Правда, «после того» предпринимать какие-либо меры предосторожности будет уже попросту поздно.

P.S. На грани исчезновения крупнейшее нерестилище пелингаса в Молочном лимане, куда поступает вода Азовского моря. Со времен независимости Украины за состоянием пролива, соединяющего море с лиманом, следить перестали, и его начало заносить песком. В результате лиман начал быстро мелеть. Кое-где вода отступила от берега на 50 метров. Закрываются детские здравницы, расположенные на берегах лимана.



воскресенье, 28 октября 2012 г.

Митинг-протест "СТОП, СМОГ!"

 Сайт - Экологическая группа "Дайте кислорода!"
   http://kisloroda.net.ua/news/view/26

Митинг-протест "СТОП, СМОГ!"
С 12:00 до 15:00

4 ноября 2012 (Воскресенье)
площадь возле В.И.Ленина (рядом с "Обжорой")


 http://m.0629.com.ua/news/244197

Тысячи мариупольцев вышли на площадь у памятника Ленину, чтобы громко сказать «Хватит нас травить!» На это их подвигла ужасающая экологическая обстановка, в которой горожане живут последнее время – бесконечные дни с НМУ, постоянный смог, нависающий над городом, вонючий запах заводов, который чувствует каждый, кто выходит на улицу.
  Буквально за полчаса несколько десятков человек, стоящих на площади, превратились в сотни, а затем и в тысячи. Молодые мамы везли в колясках грудных детей, любители животных вели на поводке собак, велогонщики подъезжали на велосипедах. Горожане шли подготовленными – в повязках и противогазах, с наклейками на одежде, плакатами, призывающими остановить экогеноцид.




Митингующих оказалось настолько много, что организаторам не хватило чистых бланков для сбора подписей под петицией. Пришлось в срочном порядке допечатывать. По предварительным данным, собралось более 5 тыс. человек.
А вот из приглашенных чиновников пришел только один – начальник отдела экологии городского совета Георгий Корнев.

Председатель Доноблгосадминистрации Шишацкий, мэр города Хотлубей, начальник Государственного управления охраны окружающей природной среды в Донецкой области – Третьяков, депутаты ВР и ряд других ответственных за экологию Мариуполя лиц на митинг как обычно не явились. Правда, узнав о многотысячной толпе, Юрий Хотлубей назначил срочную пресс-конференцию в малом зале Мариупольского горсовета.

Люди же на площади продолжали митинговать. Организаторы митинга громко заявили со сцены, что горожане не должны выбирать между чистым воздухом или стабильной работой на заводе, которая кормит многие семьи. Именно этим чиновники запугивают жителей города, заставляя их смириться с ужасающей экологической обстановкой. Выбросы в атмосферный воздух должны контролироваться, а очистные сооружения работать.



«У меня маленький ребенок и я живу в центре города, - отметил один из организаторов митинга. – Я не могу позволить себе выйти с ребенком на улицу, потому что я не хочу, чтобы он заболел». Эти слова нашли особый отклик в сердцах тех, кто пришел на митинг с маленькими детьми.

Здесь же со сцены прозвучала песня о Мариуполе, а также стихотворение, написанное рядовой мариупольчанкой. Через поэтические строки она попыталась донести, насколько тяжелая экологическая обстановка сейчас в Мариуполе. Выступили и маленькие дети, которые попросили у чиновников чистого воздуха для их светлого будущего.

Со сцены были зачитаны рекомендации управления здравоохранения Мариупольского горсовета на период НМУ. «Я хочу, чтобы вы знали, что советуют нам всем делать каждый день, - обратилась со сцены один из организаторов митинга Элеонора Гайворонская. – Нам советуют ходить в защитных костюмах и противогазах типа «лепесток», не выходить из дома, полоскать горло двухпроцентным раствором соды и пить воду «Боржоми». По ее словам, именно такие рекомендации указаны на сайте городского совета.
Максим Бородин зачитал резолюцию, под которой подписались тысячи человек. В ней мариупольцы обратились к правительству Украины с требованием признания Мариуполя городом экологического бедствия. И хотя сейчас на законодательном уровне сделать этого нельзя, этот вопрос должен обязательно рассматриваться.


Митингующие потребовали от мэра Юрия Хотлубея мораторий на открытие новых производств, а также на увеличение мощностей уже существующих. Кроме того, жители выступили за создание независимой группы специалистов, которая получит право, в случае появления смога, беспрепятственно попасть на комбинаты и сделать необходимые замеры.

У «Метинвеста» горожане попросили решить вопрос с аглофабрикой на комбинате «Азовсталь» - либо остановить агломашину до того, как на нее не оденут рукавный фильтр, или полностью остановить это производство и перейти на аглофабрику ММК им. Ильича, потому что объемы производства им это позволяют.
Также важным требованием стало прекращение уничтожения Азовского моря. Сейчас «Азовсталь» для своих нужд бесплатно использует 800 миллионов кубических метров Азовского моря ежегодно. Отработанные стоки комбинат также сбрасывает в море. «Мы требуем, чтобы комбинат перешел на закрытый цикл использования воды», - заявили митингующие.

Практически по завершению митинга многие из собравшихся заметили, что со стороны «Азовстали» валит черный дым. «Видимо, такой ответ нам дали предприятия», - прокомментировали организаторы.

Когда уже все стали расходится, одна из мариупольчанок предложила отправиться к зданию горсовета и там продолжить пикет. Часть митингующих с ней согласилась и отправилась к мэрии. В настоящее время собравшиеся там примерно 300 человек и они громко скандируют «Ганьба! Ганьба!».


 http://www.youtube.com/watch?v=7qRIZlSLPGM&feature-%20-%20=channel&list=UL



"Экология города"

Экологическая группа "Дайте кислорода!" опубликовала стихотворение, автор пока не известен.
http://www.odnoklassniki.ru/group/56497422663716/topic/220812804132


Как сообщило народу вещание,-
Нынче у мэра прошло совещание.
Тема его: "Экология города", -
Это похлеще потопа и голода!

В год вылетает на нас с трех сторон
Свыше (о,Боже!) трехсот тысяч тонн!!
Если представить хотя бы на миг, -
-Тыща на брата, включая грудных!

Солнца не видно, не видно дорог,-
Город накрыл отравляющий смог.
Дымкой тяжелой из бензопирена
Жизнь убивают в нас канцерогены.

Формальдегид для простого народа, -
Вот что дает нам сегодня "свобода" !
Что ж не назвали сей крах до сих пор
Простым выражением "Воздухомор"??!

Бесстрастно статистика души считает:
-Меньше рождается, чем умирает...
Съедают погосты весь наш чернозем
В городе славном, твоём и моём!

Если б не наше Азовское море,-
Было бы втрое ужаснее горе.
Город спасает еще наш Азов,
Чью разбавляют отравою кровь!

Может, не надо держать эти службы,
Что состоят с отравителем в дружбе?
Толку от них, как вы видите, нет,-
Так, может, чуть-чуть сэкономить бюджет?

А радио, телики вместе с газетой
Нам выдают ежедневно советы:
-Не выпускайте детей, - хоть весна!..-
Что это,- как не народу Война??!

Да, комбинаты нам платят зарплату,
Правда, для жизни её маловато.
Что ж мы, заткнувшись дешевым "рублем",
Здоровье детишек своих продаем??!

Пусть нас сегодня бессовестно грузят:
-Было, мол, так и в Советском Союзе.
Это неправда! И помнит народ
Чистые Кальмиус, пляж, небосвод!

Вот и Азов волны грязные вздыбил!
Дохнет в отраве азовская рыба,-
Та, что в военные тяжкие годы
Жизни спасала стране и народу!.....

Кто не согласен, - своими руками
Пусть в меня кинет и слово, и камень!
Но снова и снова каждый завод
На нас совершает воздушный налет!!...

...Всё... Совещанье свое завершили...
Нам за молчание вымпел вручили...
Первое место! - Поздравим и мы
Всех, кто участвовал в празднике Тьмы!

Трубы известной нам всем "Азовстали"
Дымом в честь этого салютовали.
И, про заботу о людях крича,
Им помогал комбинат "ИЛЬИЧА"...

Давайте ж и мы - дети, папы и мамы,-
Будущим фильтрам помашем флажками,
Честно любя наш единственный Дом,-
Город, в котором /пока что / живем!!....


( и такое - даже в день выборов....)


Памятники... - рыбе.

Когда будет срублено последнее дерево, когда будет отравлена последняя река, когда будет поймана последняя птица, — только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть!
(Индейская мудрость)

 Наше теплое Азовское море всегда славилось обилием рыбы, и так продолжалось бы и далее, если бы в начале 30-х в устье Кальмиуса не пришли большевики со своей индустриализацией всей, испокон веков аграрной страны. И не построили бы на местах доисторических стоянок первобытных людей, и на костях древних скифов и своих же современников, объявленных «врагами народа» - коксо-химо-металлургического гиганта этой самой индустрии.... И не начали с тех пор отходами производства этого промышленного монстра планомерного отравления, как окружающей природной среды: земли, воды и воздуха, так и всего живого вокруг. А в том же числе и самих себя. И, будто бы, не было на те времена других свободных мест на обезлюденных голодоморами просторах страны для безвредного возведения там этакого «Змея-Гарыныча»?

В старину всегда говорили, что якобы нигде в мире не было столь благоприятного для рыборазведения водоема. Даже его названия связывалось с обилием и разнообразием рыбы. Так итальянские моряки называли его «more de zabaihe», а половцы – «Кабарлыпъ», вследствие множества в нем лещей (чабаков). Еще на памяти нынешних старожилов такие азовские деликатесы, как селява, рыбец, пузанок, керченская селедочка, «красная» рыба и ее икра (названия на местном сленге). Даже чебак и таранка среди рыбаков считались вторым сортом, а сула, чехонь, бычок и тюлька шли по бросовым ценам. Рыба стоила, фактически, копейки и продавалась на старом базаре возле лестницы, где в наше время был военкомат. И редко какая хозяйка не шла с базара со связкой из двух чебаков, которые обычно запекались на листе в духовке в обрамлении кружочков картошки..
Вспомним, что во время войны, после двухлетней оккупации города, в течение которой завод «Азовсталь» не отравлял своими отходами наше море, рыбы расплодилось тут видимо – не видимо, и огромные особи, например, белуг играли с группками полутораметровых осетров в прозрачной, как слеза, зеленоватой воде. А серебристые косяки тюльки шныряли между стаями прозрачных от жира пузанков.
Пол Союза тогда, фактически, выжило за счет нашей разнообразной рыбной продукции, особенно, — тюльки. А насквозь пропахнувшие рыбным духом поезда еще долго курсировали по стальным магистралям страны. Скажем же: «Спасибо!» нашей кормилице! .....Хотя, все течет — все изменяется, и вот уже вероятно года через два в нашем море, кроме   пеленгаса ничего не останется...
(http://old-mariupol.com.ua/)

Да, действительно - наше море не раз спасало местных жителей от  голода. В тяжелые времена голодомора кто мог, и у кого чудом удавалось вывезти семью подавались в Приазовье - и тут выживали благодаря морю. В послевоенную голодовку 1947 года люди во многом выжили благодаря рыбе - из неё  делали муку и пекли лепешки, и в холод жирной сухой рыбой даже топили печки.Тюльки в море было столько, что мальчишки ловили её на Песчанке простыми наволочками..

(из городского сайта:)
В нашем городе очень давно - уже около 15 лет витает идея установить памятник Тюльке.
В голодные годы тысячи жителей Мариуполя выжили только благодаря этому спасительному дару Азовского моря. Это действительно волнующий исторический факт, достойный воплощения в необычном памятнике.
 Но эту идею городской голова Мариуполя считает бредовой. "Может, еще и памятник жабе установить?" - сказал он однажды. По всей видимости, Мариуполь как город-курорт - проект бесперспективный...(ещё бы - с такой-то экологией!..)

А вот рассказ очевидца, седовца Петра Николаевича (жителя поселка Седово , под Мариуполем), не считающего эту идею такой уж "бредовой", и  хорошо запомнившего голодный 47-й, заслуживает, чтобы его дать без авторской правки.
Итак, слово старожилу, которое заодно можно считать одой азовской тюльке:

- Даже в разгар курортного сезона Кривую косу не посещает столько народа, как было той весной. Множество людей обосновалось на берегу. Кто самодельными бреденьками пытался поймать ершей на уху, кто оседал поближе к артельным станам в надежде на подачку. Люди настолько ослабели, что едва передвигались по суше. И наши ребята как могли спасали бедолаг, оставляя в каждом каюке малость тюльки. А ведь такая благотворительность, когда могли посадить в тюрьму за горсть подобранных на поле колосков, каралась жестоко...


Костерки бедолаг горели по всему берегу, - вспоминает Петр Симонов. 
варили в консервных банках уху, жарили рыбешку на листах подобранного железа. Люди сползлись со всей округи. Здесь можно было встретить выходцев даже из дальних областей. Жили в земляных норах, а когда потеплело - просто под открытым небом.

Я ничего не имею против огурца и прочих даров сада-огорода, которым благодарное человечество поставило памятники. Но, согласитесь, эта благодарность выглядит неполной, если мы забудем о самой мелкой рыбешке Азовского моря, спасшей тысячи голодающих. Да и сегодня она ничуть не упала в цене. По крайней мере, в глазах седовцев, избравших не самое легкое ремесло пахарей зыбкой нивы.


В курортном Бердянске, на приморском бульваре стоит памятник Бычку-кормильцу, главной добыче местных рыбацких промыслов , так же ставшему настоящим спасением для местного населения  во времена массового голода на Украине в начале 30-х годов, а также в тяжелое послевоенное время.
В середине семидесятых годов прошлого века эта рыба практически исчезла. Чтобы как-то улучшить ситуации с популяцией бычка, в 1977 году вылов этого вида рыбы был официально запрещен. Несмотря на такие меры к началу двадцать первого века рыба так и не появилась. Посчитав, что Азовский бычок полностью исчез, бердянцы в память о нем в 2001 году установили памятник «Бычку – кормилицу». Видно это как-то подействовало на бычка, и буквально через год по данным ученых запасы этой рыбы достигли семидесяти тысяч тонн. В 2003 году, почти через четверть века промышленный вылов бычка был разрешен. Сегодня эта рыба одно из постоянных блюд бердянцев.




А вот еще монументы - но уже практически совсем истребленной, к сожалению, деликатесной рыбе в Бердянске :



Площадь перед Белосарайским сельским советом так же теперь украшает   памятник – трехметровому осетру, сделанному из армированного бетона обитому медным листом весом в 500 килограммов.
Монумент вызывает неоднозначные чувства - восхищение, гордость и… грусть. Ведь было время, когда Азовское море относилось к наиболее богатым рыбой районам Мирового океана - более семидесяти видов рыб водилось в нашем море : белуга, осетр, кефаль, севрюга, камбала, тарань, рыбец, хамса, огромное количество видов бычков, и, конечно, тюлька. Когда-то промысловые рыболовецкие катера, возвращаясь на берег, выгружали сотни килограммов серебристого морского урожая, и осетров, подобных тому, который увековечен сегодня в бронзе, привозили по полсотни в день.

«Рыболовецкий промысел на Белосарайской Косе славился именно добычей осетровых, - говорит  голова мелекинского сельского совета Владимир Попович. – Здесь была, так называемая «икорная палатка», в бывшем рыбколхозе «Россия», где расфасовывали икру и поставляли во все уголки СССР». Но все это было когда-то… Теперь же глава сельсовета лишь с трудом вспоминает, когда он сам видел в последний раз живого осетра: «… примерно в 1997 году».Осетра занесли в Красную книгу и запретили ловить...
«Никогда не думал, что Азовское море так опустеет, - пояснил коренной житель Белосарайки, вставший на рыбацкую стезю с десятилетнего возраста Виктор Дубина. – Этот бетонный осетр похож на того, которого однажды поймал я. Тот весил 95 килограммов. А теперь будем на памятник смотреть и вспоминать былые времена».

И сама я помню с детства, как в самом начале 80-х годов в белосарайском рыбколхозе  разводили  осетровых - там была целая система закрытых заводей, где росли мальки осетровых перед тем, как их выпускали в море (и икра тогда не была дефицитом - приобретать её могла совершенно обычная семья с средним достатком), мы очень любили за ними наблюдать,  так же как и за азовскими дельфинами - азовками, которые уже давно тут не появляются.., а еще там был птичий заказник с таким огромным количеством птиц, что мы не решались туда подходить,  и ещё водились степные дрофы (очень крупные птицы массивного телосложения, размером примерно с индюка, но они тогда уже были очень большой редкостью..) и рос ковыль.. и степные травы запах которых, смешанный с морским воздухом  теперь останется только в моей памяти.... теперь на тех заповедных местах стоят частные коттеджи  и наши дети уже никогда не увидят того, что видели мы ....



так же и в Мелекино установлен  памятник рыбаку с осетром:



вот так... в наследство своим потомкам мы оставляем памятники и свои воспоминания..  вместо живой рыбы в море..

Грустно сознавать, что ключевыми словами  являются «в былые времена» и «запомниться». Не получится ли так, что когда-нибудь в окрестностях «забытого города Мариуполя» будет создан монумент Азовскому морю с лаконичной надписью «Здесь было море»?

Ведь для того, чтобы уничтожить этот дар Природы – теплое, рыбное, целебное Азовское море – мы, живущие на его берегу, делаем все возможное...

четверг, 25 октября 2012 г.

Азовское море уже перешагнуло грань, за которой рыбная катастрофа неминуема...

Азовское море уже перешагнуло грань, за которой рыбная катастрофа неминуема...

По данным Государственной экологической инспекции (ГЭИ) Минприроды Украины, за последнее десятилетие в Азовском море почти вдвое уменьшился объем вылова пиленгаса, в три раза - судака, в четыре - камбалы-калкана.

Основной причиной в инспекции считают нерациональное ведение рыбного хозяйства и неподобающую охрану водных живых ресурсов. Значительный вред наносит браконьерство, которое за последние годы достигло угрожающих масштабов, приобретя признаки организованной преступности. Экологи утверждают: еще недавно рыбные запасы казались практически неисчерпаемыми, однако сегодня гибель Азовского моря кажется неминуемой из-за непрекращающегося варварского уничтожения рыбы.

В 1991 году в Азовском море насчитывалось 17 видов промысловых рыб. Сегодня осталось три - хамса, бычок и пиленгас.

Немало специалистов утверждают: Азовское море перешагнуло грань, за которой рыбная катастрофа неминуема. Однако есть те, кто говорит: если срочно предпринять решительные шаги, ситуацию можно спасти.

- Радикальные меры, к примеру, запрет на промысловый вылов рыбы, необходимо принимать уже сейчас. Морю нужна передышка для восстановления рыбных запасов. Иначе лет через пять уже будет нечего ловить, - предупреждает председатель Ленинского отделения ассоциации «Экология и мир» Евгений Сталинградский.

- Необходимо полностью прекратить вылов рыбы лет на десять, - считает и его коллега, председатель Керченского отделения ассоциации Олег Кузнецов.

По его словам, восстановить запасы, в первую очередь, осетровых видов рыб, при нынешнем размахе деятельности браконьеров, вооруженных самым современным оборудованием и обладающих мощными катерами, весьма проблематично.

Сталинградский рассказывает, что в Азовском море рыбные запасы уничтожаются с помощью браконьерских сетей. Помимо осетровых в них попадают и дельфины, которых только в этом году в Казантипском заливе погибло более десятка.

Не меньшую опасность для экологии представляет бытовая химия, в частности стиральные порошки, от которых, по словам эколога, «трещат по швам канализационные сети».

- Порошки, которые «убивают все микробы», попадая в грунт, просачиваются в море, уничтожая и кормовую базу рыб, - пояснил Сталинградский.

В развитых странах наказание за нарушение природоохранного законодательства - от нескольких тысяч долларов до лишения свободы. Напомним, на Украине размеры компенсаций за незаконную добычу и истребление рыбы, водных беспозвоночных, морских трав и водорослей не пересматривались более десяти лет. В августе текущего года Госкомпредпринимательства и Госагентство рыбного хозяйства Украины согласовали соответствующий проект правительственного постановления.

- Документ предусматривает, что за незаконный вылов осетра придется выложить 96 тысяч гривен, катрана - более 16 тысяч, амура белого - 9,5 тысячи, леща - 400, раков - более 100, рапаны - около 100 гривен, - говорит председатель Ассоциации рыболовов Украины Александр Чистяков.

В конце лета вступил в силу Закон о рыбном хозяйстве, промышленном рыболовстве и охране водных биоресурсов, в котором закреплено понятие «промысловый лов рыбы», а также порядок его лицензирования и получения квот. Кроме того, определены понятия «браконьерство» и «любительский лов рыбы». Осенью в Верховный Совет Украины подан законопроект, инициированный Ассоциацией рыболовов и Госагентством рыбного хозяйства Украины, ужесточающий ответственность за браконьерство. Документ предполагает увеличение штрафа с 17 до 1700 гривен и предусматривает штраф за пособничество («крышевание») браконьерам от 5 тысяч гривен.

Азовское море нельзя считать «пустым», продолжает эксперт российско-украинской комиссии по вопросам рыболовства в Азовском море, заведующий отделом живых морских ресурсов Азово-Черноморского бассейна института ЮгНИРО Владислав Шляхов. По его словам, варварски уничтожаются только ценные виды рыб.

- Есть немало государственных программ по восстановлению тех же осетровых, но, увы, нет денег на их реализацию. Легальный промысел в тех объёмах, в которых он ведётся сегодня, для Азовского моря безвреден. Сегодня в Азовском море большой запас барабульки, ставриды, бычка. Если запретить официальный вылов рыбы, думаете, что рыбные запасы в море восстановятся? Да как ловили браконьерскими сетями, так и будут ловить, - уверен эксперт.

Интересно также отметить, несмотря на то, что официально траление было запрещено ещё в середине 70-х, в Азовском море работает несколько десятков промысловых судов. Они имеют разрешения на работу кольцевыми неводами и ограниченное количество вылова. Но в действительности работают тралами, скрывая общий улов. Килограммы на бумаге превращаются в тонны на деле. «Тралы представляют опасность для придонных мест обитания рыб. Уничтожаются моллюски-фильтраторы - основа кормовой базы, в том числе ценных осетровых видов рыб», - говорится в заявлении Крымской республиканской ассоциации «Экология и мир».

К слову, в сентябре в Азовском море сотрудники Мариупольской рыбинспекции выявили более 150 нарушений правил рыболовства. У нарушителей изъяли более 300 килограммов рыбы - тарань, пиленгас и бычки. В отношении двух браконьеров возбуждены уголовные дела. Ущерб, нанесённый ими рыбным запасам, оценён в 2,5 тысячи гривен.

среда, 17 октября 2012 г.

Фотофакты-как было и как есть..

То море, в котором мы купались в детстве, которое осталось только в наших воспоминаниях - такого моря в Мариуполе и его окрестностях уже давно нет... и наверное, уже не будет.. 















  

Старинная индейская мудрость гласит - " Люби землю. Она не унаследована тобой у твоих родителей, она одолжена тобой у твоих детей."

   .... а вот то, что  у нас есть сейчас и что мы передаем "в наследство"  своим детям и внукам -